Я буду ждать вас на финише

После забега на Душак я теперь скайраннер на незаслуженном отдыхе. Посему решила изменить специальность, и переквалифицироваться в судью. Чем и занималась в течение трех этапов Кубка Туркменистана по скайраннингу 2015 года: исправно стояла на финише, фоткала подбегающих людей, и кричала «Бодро беги, чтоб фотка красивая получилась!!».

Я на финише с водой, едой, аптечкой, сухой/теплой одеждой и заботой (мамы скайраннеров могут спать спокойно). Кажется важным психологический аспект, когда человек бежит и знает, что его там наверху ЖДУТ.

Поэтому, если вы скайраннер, будете бежать и вдруг вам станет тяжело, то думайте о том, что я буду ждать вас. Я гарантирую рай. Только надо добежать до финиша.

Часть I. Жаркий Харласанг

3 октября в пять утра нашу группу встретили на вокзале Ашхабада. А после обеда я, Сережа и Артем Расулов выехали в горы, так как мы втроем  должны были заранее подняться на Харласанг, чтобы регистрировать порядок поступления участников на финиш. Перед отъездом созвонились с Егором и Абишей Лысюк («втроем» + два = пять), которые ждали нас на дороге. По приезду в назначенное место я увидела, что нас теперь одиннадцать. Судей и сочувствующих. Пока доехали, восхождение мы начали примерно в половине седьмого вечера.

Когда я в 2013 году участвовала в забеге на Харласанг, у меня ушло менее полутора часов, чтоб достигнуть финиша. Здесь я была впервые, дорогу не запомнила, торопилась и не успела полюбоваться окрестностями. Из путевых воспоминаний остались две мысли: одна, что надо успеть, мой тренер Виталий на меня надеется, вторая что меня с пирожками, которые передала тетя Ира Дворниченко, наверху ждет Сережа Доронин. Так как в воспоминаниях о тропе у меня было пусто, наивно предполагала, что на вершине мы будем часа через два.

Вечернее Гекдере с начала подъема

Вечернее Гекдере с начала подъема

Не тут-то было. До Харласанга мы дошли часам к 12, и, перевалив через вершину, еще спускались к местечку «Шалаш» (место ночевки) примерно полчаса. Пять-шесть часов пути. И бонусы дороги: ночь, ветер, холод, легкий туман.

Поставили палатки –> приготовили ужин (ну то есть готовила Абиша, а мы все смотрели на нее) –> легли спать. Через пару часов пошел дождь, намочил Артема, спящего «на улице», и нашу Сережину палатку, для которой я лениво не поставила одну стойку. Образовалось углубление в палаткином потолке, где собралась и коварно протекла внутрь вода. Потом часа полтора сушили вещи. Пару часов поспали – а вот и очень доброе утро! Судьи «втроем» продрали глаза, собрали вещи, поднялись на Харласанг, и еще часа два любовались, как внизу на «Шалаше» люди мирно спят.

Там внизу "Шалаш"

Там внизу «Шалаш»

Тем временем нам по телефону было объявлено, что бегуны стартовали. Ждали, волновались, пытались угадать, кто придет первым, приготовили чай. Палящее солнышко на небе объявило, что пляжный сезон вновь открыт. И вот он, момент истины, через 49 минут после старта. Артем сказал «Бегут двое». Первым шел Алекпер Ахмедов, и прямо вслед за ним высокий светленький мальчик — Максим Гордиенко. Макс бегун 13-ти лет, показывающий отличные результаты. «Ой, он, кажется, вас хочет обогнать», — только и успела вымолвить я, когда на последних трех метрах Максим оббежал Алекпера, и ринулся к обозначенному финишу. «Писарь» Артем и «отсекальщик времени» Сережа поверглись в шок. Моя челюсть от увиденного просто «упала» в траву.

Не успела я «найти» в траве свою челюсть, как через пять минут я потеряла ее опять, когда увидела, что третьим пришел Максим Федько. Макс показал хороший результат в прошлогоднем забеге на Харласанг, но не настолько, как сейчас. Четвертым пришел долгожданный мной наш Сережа Яковлев, взмыленный, мокрый, зажаренный под солнышком (они все там такие прибегали). Пятой пришла Мяхри Кулиева, шестым наш Дидар Ширдатов. Владик Алиев, к моему глубочайшему сожалению, пришел десятым. Вот что бывает с людьми, когда они вырастают, работают и не тренируются. Мейлис Гулларов, на тренировках особо не блистающий успехами, удивил всех четырнадцатым результатом. Байрам Гельдыназаров пришел шестнадцатым. Как говорит Байрам, его стиль не включает бег. Он просто спокойно идет. Еще один участник от Альпклуба «Мерт», Латановский Денис, пришел двадцать шестым, отдохнул, забрал мой рюкзак («Ну зачем тебе его таскать?»), и пошел на спуск.

На вершине Харласанг

На вершине Харласанг

Я спрашивала у всех финиширующих, не видели ли они по дороге вооот такую очаровательлную маленькую девочку? Каково же было мое счастье, когда Убивашка, живая, насквозь мокрая и двадцатая, через час тридцать четыре минуты до меня дошла!!!

В общем на вершину поднялись двадцать девять человек. Дождавшись последнего, наша «тройная» судейская коллегия свернула свою деятельность. Продолжение следует.

Часть II. Снежный Арлан

Третий этап Кубка Туркменистана по скайраннингу, северная сторона Больших Балхан в снегу. Что ж, такое иногда случается в середине ноября.

Судей на вершину доставляют в машине, и мы наблюдаем тропу, на которой бегуны будут месить снег, грязь, а иногда даже окунаться в лужи. Но когда нас привезли на финиш, мы приоткрыли дверь машины… и быстренько ее закрыли…

Северный склон Большого Балхана

Северный склон Большого Балхана

Оделись потеплей, и вывалились наружу. Оказалось, зря мы привезли наверх Сережу Доронина и Богдана Никонорова. Нужно было их оставить на середине пути, на промежуточном контрольном пункте. Пришлось им двоим топать вниз.

Наверху остались Рома Аношкин, Аман Аманклычев, сын Амана, и я. Рома и Аман занялись приготовлением чая, я же вручила сыну Амана фотоаппарат и дала ценное указание фотографировать любого, кто приблизится к финишу. Подготовила листок для списка, карандаш (ручка замерзла). У нас даже есть, чем кормить людей – Сережа забыл в машине кунжутные козинаки и огурцы! Подготовила теплые куртки/штаны/шапки, которые притащила из дома, чтоб мерзлых финиширующих одевать. Нужно установить, где будет точка финиша, открыла дверь, вышла… Зря я так сделала, сразу меня начало ветром сносить. Нацепила оранжевый чехол от рюкзака на большой камень под пушистой заснеженной арчой, протоптала в снегу полосу, подразумевающую финиш, подогнали машину ближе к этой арче, и стали ждать.

Аман и Рома

Аман и Рома

Минут через пятнадцать прибежали два быстроногих Максима – Федько обогнал Гордиенко ну буквально на двадцать секунд. Ребята обнялись на финише, сели в машину, сказали, что им не холодно, и пошли чай пить. Через минуту пришел Алекпер Ахмедов. Через пять минут пришел какой-то парнишка. «Это не может быть Заман», — думаю я. Он подошел на расстояние вытянутой руки, вижу, что это Заман Бабакулиев, и все равно думаю «Нееет, это не может быть Заман». Спокойный положительный человек Заман тренируется около года, бегать особо не стремится и… пришел четвертым??!! Самое смешное, что дома в то утро ему сказали «Куда собрался, какой из тебя спортсмен». Пятым прибежал Сережа Яковлев. Все мокрые, всем жарко, но у всех руки холодные. И радостно за них, и жалко. И всем не холодно. Ну после такой-то беготни.

Шестой пришла «красавчик» Мяхри Кулиева. «Убивашки нет», — забеспокоилась я. Но тут прибежало следующее мое удивление по имени Никита Побокин, мелкий такой мальчишка лет семнадцати, который на тренировках вроде не особо бегает. Пришел Байрам Гельдыназаров, весь такой на позитиве, как будто и не бегал по морозу полтора часа. И тут смотрю, ползет на полусогнутых ногах мелкое такое чудо в шапке с большими ушами (Убивашка), подходит к финишу, спотыкается и прям плюхается лицом в снег.

Рена Агаханова

Рена Агаханова

Через 10 минут пришла Рена Агаханова, с квадратными пустыми глазами, ее сносило ветром, шла и спотыкалась – такой зомбак с жаждой финиша. Пришла, посмотрела на финиш, подошла к нам. Зомби не мерзнет, козинаки зомби не хочет, и у зомби ничего не болит.

Последним ярким впечатлением для меня стала Медина Хыдырова. Появляется в зоне видимости девочка. Смотрит вокруг, идет спокойно легкой походкой. Все приползают на полусогнутых, сгорбленные, на последнем издыхании. А эта такая спокойная, ровненькая, с косичкой через плечо. Как будто гуляет. И идет мимо. Мы ей в панике сигналим, зовем, «девочка, только не уходи». Спокойно подошла. Ноль эмоций. Ни усталости, ни радости. Имя/фамилию сказала. Повернулась, такой же легкой походкой ушла. «Как каравелла по зеленым волнам»

Свернули свое судейство, на обратном пути забрали замерзших Сережу и Богдана с промежуточного контрольного пункта. Машины у них с собой не было, костер развести они не успели, так как после их спуска на КП сразу набежали люди. Сидели на снегу на стульчиках. Такой вот мерзлой в этот раз оказалась судейская доля.

Часть III. Туманный Копетдаг

И вновь мы в Ашхабаде! Декабрь, вокзал, пять утра; цель поездки – участие в забеге по Тропе Здоровья, что вьется по предгорьям Копетдага.

Утром, у Альпклуба Агама, разделились по квалификациям для дальнейшей транспортировки на место старта: в одной машине Богдан Никоноров и Сережа Доронин (неразлучная «парочка» промежуточных контрольных пунктов); я с судьями от Агамы, предназначенными для финиша, в другой; бегуны Сережа, Байрам и Убивашка (и прочие участники забега, иже с ними) в автобусе.

Прибыли на место старта, последовали регистрация участников, построение, «Старт!». Скайраннеры побежали, а судьи поехали, но все в одном направлении: финиш!

По приезду на финише наблюдались густой туман (видимость метров семь), ветер, местами лежал снег. Опыт, приобретенный на Арлане, подсказывал, что лучше будет пока посидеть в машине. Остальные же судьи на Арлане не были, видимо, поэтому они сразу же пошли организовывать финиш: устанавливать флаги и натягивать финишную ленту. Прошло около часа, поступила информация со второго КП, что первые участники пробежали, значит, пришло время мне выдвигаться на точку финиша. Дорогу мне найти помог появившийся из сгущающегося тумана Дима Кунташов, с которым мы поднялись по холму до лестницы и, двигаясь по лестнице, достигли беседки, где базировались судьи. Вопреки нашим ожиданиям, со временем туман стал еще гуще (видимость метра три), а ветер злее; большая сосна рядом с беседкой покрылась инеем с наветренной стороны.

Судьи на втором КП

Судьи на втором КП

Дожидаясь участников, мы обсудили характеристики нынешнего маршрута, сравнивая его с прошедшими этапами Кубка скайраннинга:

  • Протяженность маршрута приблизительно 18 км (Душак примерно 12 км, Харласанг 6 км, Арлан 5 км);
  • Череда небольших спусков/подъемов, один длинный крутой подъем перед финишем (Душак – подъем первые две трети пути, причем на втором отрезке подъем довольно крут и постоянен; Харласанг и Арлан – череда подъемов с пологими участками);
  • Перепад высоты от старта до финиша около 700м (суммарный набор высоты 1320м) (Душак почти 2 км, Харласанг более 1 км, Арлан около 1 км);
  • Два промежуточных контрольных пункта (Душак 2 КП, Харласанг и Арлан по 1 КП);
  • На Тропе внизу погода спокойная, выше – ветреная, холодная и туманная (Душак – внизу ветер, выше местами снег, и слякоть; Харласанг – жара и пекло по всему маршруту; Арлан – на старте ветрено и холодно, через 50 метров и до самой вершины – снег, местами замерзшие лужи, слякоть).

По итогам воспоминаний событий года складывается впечатление, что инстинкт самосохранения у скайраннеров отсутствует. Но здесь присутствуем мы! Со старта мы забрали с собой все куртки бегунов, привезли еду, горячий чай в термосах, аптечки.

А время все шло, а мы все мерзли, а мы все ждали. Елена Курбанова ушла прогуляться вниз, в туман. Из-за густого тумана и из-за крутости подъема победитель, можно сказать, подкрался незаметно. Алекпер Ахмедов неожиданно материализовался из тумана выше пояса, появившись на ступеньках тропы в зоне видимости метров четырех. Увидев нас, побежал, отсекая на своих часах время у финиша. Взмыленный, в заиндевелой шапке, со своим счастливым номером «78» на бедре, очень усталый, но очень довольный (понимаю, я б на его месте радовалась, что наконец-то все закончилось).

Минуты через две из тумана на заплетающихся ногах пришел Максим Гордиенко. Заплетались ноги потому, что их сводило судорогой. Наша команда судей-реаниматоров принялась действовать: кормить, поить, делать массаж, накрывать куртками, менять мокрую шапку на сухую.

Еще две минуты, и еще один Максим – Федько. Вышел так из тумана и шел еле-еле. Но тут раздался голос тренера (Дима Кунташов же его тренер): «Федькооо!!!» Вот… я как-то раз замечала, что при наличии тренера в зоне слышимости жизненный тонус поднимается на 300%. Еще раз в этом убедилась. Такой прыти у Макса я не видела, пожалуй, никогда! Предусмотрительная мама Макса привезла на финиш рюкзак с сухой/теплой одеждой, но, мама! его очень было сложно уговорить переодеться, видимо, остатки инстинкта самосохранения он растерял на подъеме.

Время шло, финишировавшие «пришли в себя», а я ждала нашего Сережу Яковлева. Судя по информации с 1-го и 2-го КП, сначала он шел после Мяхри Кулиевой, затем обогнал ее. Спустившись ниже в туман, я ходила туда-сюда по краю ступени и просила про себя Сережу прибежать побыстрее. Спустя 14 минут мой сигнал из космоса достиг Сережу, и над ступеньками показалась его мокрая голова. Я была так рада, так рада, что заорала «Серый, быыыыстро беги!!!» И Серый быстро побежал. Сняла со своей головы шапку (свободных больше не было), надела на него, и тут из тумана выполз Никита Герасименко. Никита по дороге ударил «об трубу» большой палец ноги. Задаваясь вопросом, где он нашел эту «трубу», я выложила ему аптечку, так как он вознамерился чинить себя сам. В это время прибегает очень довольная Мяхри. Открою страшную тайну: Мяхри в это время болела, и бегать ей, мягко говоря, не рекомендовалось. После Мяхри прибежал еще более довольный Байрам, изрек «Ну наконец-то финиш!!!».

Через 6 минут после Байрама прибежал Руслан Темиров. С удивлением посмотрел, как я сфотографировала его, и принялась орать «Убивааашка! Убиваашкаа!!»

И вот ответ на очередное «Убивааашкааа!!» раздался тоненький голос за кадром «Я здесь!», и затем из тумана вывалилась мелочь на разъезжающихся ногах, встала на «горизонте», размахивая красной шапкой.

Аня Пашельская

Аня Пашельская

С таким сердобольные агамовские женщины еще никогда не сталкивались, поэтому пришедшего следующим Диму Винокурова на финише встречал только Дима Кунташов. Остальные были заняты спасением Убивашки. Причем, я так понимаю, всю дорогу они не понимали, чего и зачем я там такое странное в туман кричу, и ждали чего угодно, но не того, кто прибежала. Убивашка отдышалась, ожила, и ушла вниз с нашими ребятами.

Люди продолжали появляться из тумана, очень радостным прибежал оттуда Олег Винокуров. Прям бежал, как будто на финиш не своими ногами шел, а телепортировался. Удивила нас Настя Клемчук, по результатам среди девушек она пришла третьей. В первый и последний раз Настю я видела два года назад на соревнованиях по скалолазанию. Дружелюбная позитивная девушка, так вот, за два года ничего не изменилась. Только, видимо, где-то она научилась хорошо бегать.

Олег

Олег

Четвертой среди девушек пришла Рена Агаханова. Пришла на финиш – и села на финише. Ну, устала девчонка, ходила вон сколько… Как сказал наш гуру Игорь Викторович, в ней есть стержень. Я считаю, этот стержень и помогает ей пройти немного, но выше, и прийти немного, но быстрее остальных агамовских девочек. К тому же, учитывая, что это девочка, и ей только 15 лет, а «вертикальные километры» и «высотные марафоны» таковы, что большую часть дистанции ты передвигаешься практически один, люди то обгоняют, то мелькают впереди или позади – выполнение задачи «дойти до финиша» можно назвать подвигом. Старания, помноженные на такой характер, в будущем дадут отличный результат.

Ну, а пока подрастающая агамовская надежда собиралась с силами, чтоб встать на ноги, на «горизонте» показался дядя Курбан Пирмедов. Удивительно позитивный и добрый человек пришел на финиш, чтоб нас накормить. Пока мы пили чай с шоколадками и колбасой, подошли последние участники, сквозь туман пробилось солнышко, ветер прекратился, в общем, жизнь наладилась.

И в заключение, выражаю мои поздравления и восхищение победителям Кубка скайраннинга Туркменистана. Алекперу – как первооткрывателю, за настойчивость и преданность этому виду спорта; Мяхри – за результат и преодоление себя; Максу Гордиенко – за талант; Ане за мощный целеустремленный дух, сидящий в таком миниатюрном теле; Сережа Яковлеву – за оправдание моих надежд; Максу Федько – за внезапность, он стал этакой темной лошадкой этого Кубка; Рене – за надежду на развитие и светлое будущее.

И какие бы сложности, туман/снег/дождь/ветер/холод/жара, тяжелый рюкзак с минералкой, долгая дорога, усталость, мокрая палатка, бессонная ночь не приключились со мной там наверху, знайте – я буду ждать вас на финише…

Дарья ЧИКАИДЗЕ

Фото: Дарьи ЧИКАИДЗЕ, Игоря КАГАНОВСКОГО, Дмитрия КУНТАШОВА

В тему:

Кубок Туркменистана завершился высотной гонкой на «Саглык елы»
Кубок по скайраннингу — 2015: шансы и претенденты

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

@Mail.ru .