Кто оставил керамику и надписи в пещере Дэвов на горе Душакэрикдаг

Само слово «пещера» будит в нас отзвуки мальчишеских представлений о чем-то таинственном и немного жутковатом, как известное «Сезам, откройся!» из сказки «Али-Баба и сорок разбойников». С древнейших времен пещеры и гроты использовали для своих нужд не только дикие животные, но и человек. Они служили ему как временное укрытие от непогоды и неприятеля, как постоянное жилье, как хранилище сокровищ…

Вход в пещеру Дэвов. Гора Душакэрикдаг. Хребет Копетдаг

Пещеры, связанные с жизнью людей и историей

В Туркменистане есть немало интересных пещер и гротов. Достаточно назвать уникальные, изумительные по красоте Карлюкские пещеры и знаменитую Бахарденскую пещеру с целебными водами подземного озера.

Но хочется рассказать о пещерах иного рода, которые связаны с жизнью, и бытом людей, живших в прошлом на туркменской земле. Находки в них могут помочь исследованиям ученых-археологов, антропологов, этнографов, историков, языковедов, искуствоведов. Этому есть примеры. Так, близ Джебела среди круч хребта Большие Балханы известным антропологом А.П.Окладниковым в одном из гротов найдены кремниевые орудия и керамика периода неолита.

К более близким временам, но тем не менее, отдаленным от нас несколькими столетиями, относится пещерное поселение северо-западного Туркменистана на плато Бутентау, в районе Дёв-Кесена и других местах. Здесь население использоало природные гроты и пещсры в крутых обрывах плато, постепенно углубляя и расширяя их, а нередко и вырубая новые.

Ждут ученых и настенные рисунки в одной из пещер хребта Копетдаг близ селения Уч-Куи, что в районе Нохур.

Загадочная пещера Дев-говок

В обследовании одной пещеры в составе небольшой группы в 80-х годах XX века участвовал автор этих строк. Речь идёт о пещере Дёв-Ковак (Дэв говок) -пещеры Дэва, что на юго-западном склоне горы Душакэрикдаг за Чулинским ущельем (Гекдере). Расположенная в тупике северного рукава ущелья Дарк с крутыми каменистыми обрывами и разбросанными старыми кряжистыми арчами, она за труднодоступность и дикую красоту места, очевидно, и получила это мрачное романтическое название. А может быть из-за стаи летучих мышей, которые с наступлением темноты вылетали подобно полчищам злых духов.

Однако населяли её все же не духи, а люди. Об этом недвумысленно свидетельствовали и толстый слой золы костра-очага, зажигавшегося многими поколениями, и множество осколков керамики.

…Из «светлого» зала через узкий лаз попадаешь в темные залы. Их три: «передний», «верхний» и «нижний». Ввключаешь. фонарик — и ты как бы вне времени и пространства, в абсолютной темноте и тишине. Впрочем, тишина не совсем абсолютна. Вдруг слышится непонятный звук — бам — это где-то просачивается вода. В «светлом» зале капель сильная, почти струйчатая.

Обшариваю лучиком сотни каменных плоскостей и граней. Вот на плите стоит половинка глиняного горшка, на стенах верхнего и нижнего залов натыкаюсь на несколько десятков арабских надписей, состоящих чаще из одного, иногда — нескольких слов.

Сделанные обугленными концами лучинок факелов, надписи за многие десятки, а может быть и сотни лет почти стерлись. Все же удается разобрать некоторые из них— это имена тех, кто не боясь «свирепого дэва», побывал когда-то в этих залах добровольно, из любопытства, любознательности или же вынужденно, спасаясь от преследования — кто знает.

Кто не опасался пещерного дэва?

Можно более или менее обоснованно предположить одну из возможностей временного появления здесь значительного числа людей.

Март 1816 года. Поход хивинского хана Мухаммед-Рахима в предгорья Копетдага. Не желая подчиниться, значительная часть местного неселения бежала в горы. У хивинского придворного историка Муниса читаем об этом: «Ахальские теке, узнавши о движении грозного ханского войска, скрылись в ущелье Хирманту…». А ведь Хирманту из хивинской хроники — это селение Хурмант близ входа в Чулийское ущелье, всего километрах десяти от пещеры.

В пользу этого предположения свидетельствуют несколько десятков тагм — родовых знаков, встретившихся по стенам пещеры рядом с именами или отдельно. Большинство из них — тагмы родов, осевших в Ахале в конце XVIII—начале XIX вв. Встречаются и тагмы святой группы — магтымов, живших здесь с конца XVII—начала XVIlIвеков. Некоторые знаки еще ждут своей расшифровки.

…Я покидаю пещеру.

– Ну, как там Дэвы? — шутливо интересуется товарищ, который остался в «светлом» зале,

– Нормально, — отвечаю в тон ему. Голос усталый, но улыбка искренняя: пещера Дэвов выдала все же маленькую монетку в большую копилку истории.

Сергей Демидов,

этнограф

На основе публикации в газете «Комсомолец Туркменистана»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

@Mail.ru .