Контрасты Копетдага, или горы, рожденные… морем

Как же появился Копетдагский хребет? Что способствовало тому, что он такой, каким мы его видим в наши дни? Задавшись этими вопросами и заглянув в прошлое, нам откроется удивительный парадокс — скалы Копетдага получили путевку в жизнь под сенью морских вод…

 

Вздыбившиеся к небу скалы Копетдага удивительным образом соседствуют с уходящими далеко за горизонт равнинами Каракумов, и, как кажется, так и стояли они друг против друга целую вечность. Но если заглянуть в прошлое бескрайних песчаных просторов и высоких гор, обнаружатся удивительные парадоксы. Если своим рождением каракумские пески обязаны полноводной Амударье, из чьих наносов они, собственно говоря, и появились на свет, то скалы Копетдага получили путевку в жизнь и вовсе под сенью морских вод.

Контрасты Копетдага, или горы, рожденные... морем
От геологии гор, того, насколько высоко подняли древние пласты глубинные силы, зависят их облик, состав почв и растительный мир, что разительно отличаются от раскинувшихся совсем рядом песков. Если на сероземах предгорий пустынные и полупустынные ландшафты и растительность все еще господствуют, проникая по широким ложам долин даже в глубь горной страны, то затем они «разбиваются» о стены передового хребта Копетдага. Им на смену приходят крупнозлаковые горные степи и арчовые редколесья на горно-коричневых почвах, прорезанных ущельями плато. В самом верхнем поясе гор между скалами и осыпями под типчаковой дерниной и колючими подушками нагорных ксерофитов — уже субальпийские почвы.

Контрасты Копетдага, или горы, рожденные... морем
Еще более разительно отличается от каракумских просторов мир глубоких ущелий, со дна которых порой даже царица гор арча боязливо отступает вверх на склоны, пасуя перед камеными лабиринтами. Там, среди огромных валунов – настоящие чащи туркменского клена, тянущие узловатые стволы к небу, ловя каждый проглядывающий из-за скал луч солнца, под ними сплетают ветвиколючие кусты шиповника и барбариса. Среди уступов прячутся раскидистые деревья инжира. Зимой ущелья укрывают их от студеных ветров, а летом корни, проникшие глубоко в трещины скал, вытягивают оттуда драгоценную влагу. На влажных камнях привольно чувствует себя тенелюбивый папоротник — венерин волос, и мало что тревожит гладь воды, собирающейся в огромных каменных чашах у подножья утесов.

Там, где журчат родники, растет дагдан или каркас. Это дерево, овеянное легендами, столь почитаемо, что по народной традиции обереги и амулеты делают исключительно из его очень плотной древесины. Сама природа поставила его высокие стройные деревья, как часовых, оберегать горные ключи, скрывать их зеленью своей листвы от солнечного зноя в самых потаенных местах. Может быть, за эту миссию деревья каркаса и столь почитаемы. Ведь, где родник там жизнь — эта истина и в горах остается справедливой.

Контрасты Копетдага, или горы, рожденные... морем
Причем жизнь этим горам, как мы уже знаем, подарила тоже вода, точнее, древнее море, да и неутомимые подземные тектонические силы, что миллионы лет перекраивают карту земли по своему нраву, перемещая по лицу планеты континенты иокеаны. Как выяснили ученые, давным-давно, в течение юрского и, в особенности, мелового периода, когда на планете безраздельно властвовали динозавры, на месте Копетдагских хребтов плескались воды древнего океана. Более того, там, где сегодня поднимаются к небу вершины, была огромная впадина — глубокий прогиб земной коры, где накапливались мощные толщи морских осадков. Поэтому хребты Копетдага и сложены из плотных осадочных пород тех времен, главным образом, известняков и песчаников. Поэтому часто и находят в этих породах отпечатки и окаменелости древних морских обитателей, как довелось их увидеть и нам на скалах возле знаменитого водопада Гочдемир.

Контрасты Копетдага, или горы, рожденные... морем
Наконец, примерно двадцать пять миллионов лет назад, на рубеже палеогена и неогена земля здесь начала вставать дыбом. Молодые горы, поначалу совсем невысокие, росли, тектонические движения сминали породы в «гармошку» огромного размера — складки современных хребтов. Эпохи интенсивных поднятий сменялись относительным затишьем, словно планета брала передышку, прежде чем продолжить свою циклопических Масштабов «стройку». Свою роль в формировании рельефа начали играть и эрозийно-кумулятивные процессы — пытались разрушить хребты, складируя обломки у их подножия. Пытался взять реванш и отступивший океан. Его наследник — Пракаспий надвигался и отходил вновь, хотя успеха и не достиг и в итоге остался заключенным сушей в своих современных границах.

Свой нынешний облик, утверждают геологи, Копетдаг получил в результате четвертичных тектонических поднятий и сопутствовавшего им эрозионного расчленения. Там, где складки породы вздыбливались ввысь, поднялись хребты, где почва прогибалась — и по огромным трещинам эрозия проложила широкие долины и узкие ущелья.

Контрасты Копетдага, или горы, рожденные... морем
Горы известняков безжалостно измяты тектоническими силами, пронизаны многочисленными разломами, по большей части, скрытыми под поверхностью почвы. Лишь грунтовые воды, кажется, точно знают расположение этих трещин, что для них становятся магистральными путями сквозь скальные монолиты. Но есть подземелья и гораздо более зрелищные. Это понимаешь, оказавшись, например, в удивительной по красоте пещере Дэвов, вознесенной на высоту в две тысячи метров над уровнем моря. Ее прямая галерея в итоге заканчивается чрезвычайно запутанным лабиринтом узких лазов. И здесь, в глубине пещеры журчит вода, она струится по влажным каменным стенам. А в гораздо более обширной карстовой пещере в недрах горы Коу близ Бахарлы расположилось целое подземное озеро Ков-ата — теплое, сероводородное. Известен Копетдаг и рядом других горячих целебных источников, в их числе — Арчман, Гызгынсув, Пархай. Эта термальная активность связана с тем, что горы продолжают расти и сегодня.

Контрасты Копетдага, или горы, рожденные... морем
Потоки воды, перепады температур, корни растений, стремящихся проникнуть в каждую расщелину в камне, неустанно дробят древние породы, делая ущелья все глубже. Даже пятна лишайников и те миллиметр за миллиметром растворяют под собой камень. Сели то напрочь смывают со дна ущелий слой гальки и камней, обнажая отполированное каменное ложе, то вновь нагромождают кучи щебня. В борьбе со скалами даже непримиримые враги — мороз и зной, солнце и вода становятся союзниками. Раскаляя и замораживая, размывая и подтачивая, они готовы превратить в труху даже самый прочный камень.

Но и горы не сдаются, они в движении! Сантиметр за сантиметром поднимают их из глубин ввысь тектонические силы. Так в вечном противоборстве и складывается кажущийся застывшим на века ландшафт Копетдага, величественного хребта, преградившего дорогу пескам Каракумов, давшего начало обширному оазисус большими городами, живописными полями и виноградниками, что привольно раскинулись на подгорной равнине.

Автор: Олег ВИНОКУРОВ
Фото: автора, Дмитрия ВИНОКУРОВА, Тимофея СТРОКОВА

Источник: газета «Нейтральный Туркменистан» 27.07.2011

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

@Mail.ru .