Три времени года Койтендага

Лучи сияющего на безоблачном небе солнца были не в силах развеять приятную прохладу, лишь слегка нагревали окрестные валуны, по которым деловито сновали ящерицы агамы. С камня на камень, поблескивая крыльями, перепархивали две необычные, словно отлитые из бронзы бабочки.

Царящую, казалось бы, идиллию, нарушал тот факт, что вокруг и на сотни метров вниз по склону не было не единого деревца или кустика. Взору встречались лишь колючие подушки забавных растений — трагакантовых астрагалов, сухие стебельки давно отцветших эремурусов и ростки карликового, в два десятка сантиметров, шиповника. Шиповник, больше смахивающий на газонную траву, чем на густые заросли, каким мы привыкли его видеть, заставлял призадуматься.

Три времени года Койтендага

Все объяснял неописуемый по красоте вид. Горы, поля, селения — до самого горизонта, пока не растворятся в невесомой, едва заметной дымке, застилающей горизонт. В душе — пьянящее чувство высоты, то самое, которое заставляет тысячи людей по всему свету совершать восхождения на высочайшие горные вершины.

Три времени года Койтендага

Мы — на высокогорье, у верхнего предела жизни. Это суровый, на самом деле, край, куда самые высокие горы Туркменистана — Койтендаг заглядывает лишь своими вершинами, поднимающимися над отметкой в три тысячи метров. Но на стыке лета и осени природа относилась здесь к гостям снисходительно и даже как-то покровительски. Хотя, даже в лучах ласкового на такой высоте солнца уж больно много ультрафиолета, заработать горный загар можно всего за пару часов — гораздо быстрее, чем на морском берегу.

Три времени года Койтендага

Доводилось бывать в этих горах неоднократно, и каждый раз Койтендаг представал перед нами в новом облике. Вспоминались те же самые места считанные месяцы назад — на стыке зимы и весны. Тогда нас встретили продолжительные снегопады, пронизывающие ветра, снежный покров по пояс и даже глубже или же скользкий смерзшийся наст, ступени в котором приходилось делать ледорубами.

У пиков Койтендага свой, особенный, ритм жизни — в три времени года. Его вершина практически до конца мая серебрится снегом и панцирем льда, весна укрывает склоны изумрудной травой с живыми драгоценностями цветов, а затем солнце красит горные склоны в золотые тона, которые и остаются преобладающими до первого октябрьского снега.
Три времени года Койтендага

Во многом благодаря сезонным контрастам Койтендаг зарекомендовал себя настоящей школой для туркменских горовосходителей, отличной альтернативой для поклонников этого экстремального вида спорта в межсезонье. Ведь, зимой здесь погодные условия во многом сходны с теми, какие встречают спортсменов на гораздо более высоких вершинах во время традиционных летних восхождений.

Не уставая примерять все новые обличья, удивительные по красоте хребты так и манят к себе, шаг за шагом открывая пытливым исследователям свои секреты. Можно ли выведать у Койтендага все его тайны и сколько времени на это придется потратить? Задаю этот, скорее гипотетический вопрос, самому осведомленному человеку — начальнику научного отдела Койтендагского заповедника, Шаниязу Менлиеву.

Три времени года Койтендага

— Не хотелось бы разочаровывать но, думаю, придется — отвечает он. — По долгу службы, казалось бы, должен бы знать об этих местах все, в научном отделе уже больше четверти века работаю. Однако, каждый день, проведенный среди этих гор, приносит новые знания о природе, флоре и фауне этого края. Вы, наверняка, сами заметили, что каждый раз открываете эти горы с совершенно новой стороны и это здорово! А если серьезно, то, несмотря на долгие годы научной работы, впереди еще непочатый край исследований. Тем более, время ставит новые задачи. Теперь у нас все больше инструментов для восстановления популяций даже наиболее ценных и редких видов, все большую часть которых успешно выращивается в питомниках заповедника. Поэтому важно знать буквально все обо всех аспектах жизни и условиях обитания множества представителей уникального животного и растительного мира Койтендага.

И действительно, в питомниках Койтендагского заповедника Министерства охраны природы Туркменистана успешно разводится редкий винторогий козел мархур, горные бараны — архары, горные куропатки — кеклики. Скоро стартует массовое разведение важнейших для экосистем региона растений, таких как арча, каркас, клен пушистый, шиповник и миндаль. Экологи держат руку на пульсе биоразнообразия, гарантируя сохранность растительного и животного мира удивительного уголка туркменской природы.

Три времени года Койтендага

Исследования продолжаются. Вот и эта беседа состоялась в расположившейся на высоте в 2500 метров рощи жимолости. Этот обычно малозаметный кустарник здесь вдруг вырос в многовековые деревья-гиганты со стволами до трех метров в обхвате. Предстоит детально выяснить, какие именно условия позволили достичь таких гигантских размеров, разгадать этот феномен, а возможно, и найти ему практическое применение. Пока ученые-экологи исследуют природу этих гор, инспекторы отдела охраны заповедника патрулируют его пределы, оберегая природные богатства.

Еще одна ипостась изменчивого многообразия Койтендага — его, насчитывающие многие десятки километров, подземелья. Что уж говорить, миры высокогорья и пещер совершенно не похожи друг на друга, словно с разных планет, а разделяет их не такое уж большое расстояние — между пиками хребта и его толщами, пронизанными подземными ходами. В подземельях всегда постоянная влажность и температура, нет ни малейшего намека на время года или время суток. В рамках одного из экспериментов, когда ученые неделями жили в койтендагских пещерах, без привычных ориентиров у них сбивались даже биологические часы. Спали и бодрствовали спелеологи в итоге по своему особому графику, совершенно не соотносясь с невидимым из-под земли солнцем и с теми ритмами, что задавало на поверхности всему живому дневное светило.

Полная и вечная тьма скрывает великолепное убранство подземелий, которое открывается миру лишь на те мгновения, пока его касаются луч фонаря или яркий всполох фотовспышки… Вдали от дневного света и посторонних глаз медленно, но неуклонно растут сталактиты, сталагмиты, сталагматы, причудливые люстры и драпировки, масса других удивительных натечных образований, все названия которых знает лишь искушенный опытом спелеолог.

Удивительна сама долина Кугитангдарьи, которая взяв начало от Ходжапиля, поначалу изобилует влагой, а затем прячет ее большую часть под землю. Массу вод, стекающих сюда со всего хребта, вбирают пористые, словно сыр, породы, выстилающие дно долины. В их толще и прячутся огромные «цистерны» в сотни метров диаметром — настоящие подземные озера, в которых привольно чувствуют себя популяции удивительных рыб, рачков, нигде больше и не встречающихся на планете. Чтобы исследовать их, уже недостаточно быть спелеологом, необходимы еще и навыки глубинного аквалангиста.

Ярки контрасты Койтендага, обо всех сразу и не расскажешь, удивительно многообразие его природы. Не случайно, именно Койтендаг этой весной стал предметом внимания масштабной международной экспедиции и конференции под эгидой ЮНЕСКО, которые дали старт работе по подготовке к номинации природных красот этих мест на особый международный статус.

Перспективы у этого края многообещающие. Наличие строго охраняемого заповедного ядра и более доступных для посещения заказников с широко известными достопримечательностями, такими как Плато динозавров, водопад Умбар, грот Кыркгыз, ущелья Дарайдере и Ходжакараул, источники Кайнарбаба, перспективы создания национального парка делают этот регион одним из самых привлекательных с точки зрения природоохранной и исследовательской работы, экотуризма.

Олег ВИНОКУРОВ

Фото: Дмитрия ВИНОКУРОВА

Источник: Электронная газета «Туркменистан: золотой век» 03.10.2012


В тему:
Фотогалерея: Осенние краски Айрыбаба

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

@Mail.ru .