Новогодняя ночь

Последний день декабря, на дворе холодная и глубокая ночь, в морозной тишине хорошо слышно, как похрапывают во сне туристы, а от костра доносится треск догорающих углей. Похоже, что в нашем туристическом лагере бессонницей страдает только один человек и этот человек я. Главная причина моей бессонницы — внезапно разболевшийся зуб. Но что это? Где-то рядом раздались громкие и радостные возгла-сы. Оказалось, кто-то из туристов во сне случайно включил транзисторный приёмник и услышал, как диктор объявил, что наступил Новый Год! Я приоткрыл полиэтиленовый полог шалаша и пытаюсь разглядеть, что там происходит. Мои товарищи, туристы повыскакивали из своих палаток, затем они собрались на поляне и развели большой костёр, который осветил все палатки и ближайшие деревья и кусты. Ошалев от радости, они стали вести себя так, как будто лишились рассудка. Один из этих умалишённых полез в мою палатку с дружескими объятиями, но я на него по-звериному зарычал и он, как ошпаренный, выскочил вон. Все восторженно кричат: — Новый год! Новый год! Лично я не ощущаю безумной радости по этому поводу. Одного мне только хочется, чтобы меня оставили в покое. Всё, что сейчас происходит на поляне, напоминает мне кошмарный сон, а веселящиеся на ней туристы смахивают на больных, сбежавших из сумасшедшего дома. Чтобы у вас не было повода обвинить меня в предвзятости, я попытаюсь описать на словах, какие здесь творятся безобразия.

Наши девушки, так называемая лучшая половина человечества, вообразили се-бя балеринами Большого театра. Сгруппировавшись по трое и скрестив крест на крест руки и при этом, напевая себе под нос мелодию, позаимствованную из балета «Лебе-диное озеро», они пытаются изобразить на поляне «Танец маленьких лебедей». Если бы первый постановщик этого балета, им был знаменитый хореограф Петипа, увидел бы сейчас такую интерпретацию своего бессмертного танца, он бы от возмущения пе-ревернулся в своём гробу. Пока я наблюдал за «балеринами», мужчины удалились куда-то, а когда они снова появились, то я их вначале не узнал. Вообразив себя воинами — индейцами, они обезобразили свои лица сажей и зубной пастой, а в волосы повтыкали перья, позаимствовав их у дохлой вороны. Взявшись за руки, они образо-вали круг и потрясая топорами и ледорубами, стали кружиться по поляне и выкрикивать как заклинание. — Смерть бледнолицым! Каких бледнолицых они имели ввиду, мне оставалось только гадать. Очень скоро я понял, что если эти безобразия будут и дальше продолжаться, то эти «индейцы» захотят снять с меня скальп и решил не высовываться из своего шалаша. Спустя некоторое время эти «индейцы и балерины» устали танцевать и решили осчастливить меня своим присутствием. Весёлой гурьбой они ввалились в мою берлогу, так они называют мой шалаш, и разлеглись в нём как попало, совершенно игнорируя меня как личность. У одной из «балерин» от чрезмерной радости видимо поехала «крыша». Вообразив себя светской дамой, она решила всех поразить своими утончёнными светскими манерами. Небрежно раскидав по шалашу свои длинные и костлявые конечности, она вдруг положила свою ногу на мою голову, а когда я попытался возмутиться, сказала мне.

— Невежа, разве ты не знаешь, что так принято в высшем свете? Это называется, беседа на дружеской ноге.

Согласитесь, у этой девушки странные манеры и хоть я был твёрдо уверен, что она всё перепутала, тем не менее, промолчал. Кто знает, может, я действительно от-стал от жизни. А один из «индейцев» совсем обнаглел. Не спросив у меня разрешения, он положил себе под голову мой рюкзак. Рюкзак показался ему недостаточно мягким, в качестве подушки, и он долго ворочался, подыскивая для своей головы более ком-фортное место, потом успокоился и приподняв голову громко всем объявил:

— Ребята! Моё обоняние мне подсказывает, что в этом рюкзаке находиться спиртное!

С этими словами он стал развязывать мой рюкзак. Пошарив в его внутренно-стях, он вынимает от туда пузатую импортную бутылку с тёмно -коричневой жидко-стью.

— АБУ — СИМ — БЕЛ — прочитал он по слогам то, что было написано на этикетке.

— Эту бутылку положила моя мама. — пояснил я всем. — Ей кто-то сказал, что это лекарство.

— Абусимбел — очень хорошее лекарство, — подтвердил один из туристов — Я недавно, на дне рождениия своего друга, целую бутылку этого лекарства выпил.

На новость, что эту новогоднюю ночь мы встретим со спиртным, туристы от-реагировали таким восторженным рёвом, что мне показалось, что в этот момент над нами пролетел реактивный самолёт. Когда туристы успокоились, самый рассудитель-ный из них попросил слова:

— Успокойтесь, радоваться нам особой причины нет. Нас здесь много, а бутыл-ка с вином всего одна. Нам и без вина весело, а тут среди нас есть один тип, — и кивает головой в мою сторону, — который на протяжении всего вечера пытается испортить нам настроение. Насколько я знаю, Абусимбел — это вино, настоянное оно на лекар-ственных травах, произрастающих только в Египте, и применяется в основном в ле-чебных целях, как бальзам. Давайте сделаем так, нальём ему изрядную порцию баль-зама, в самую большую кружку, а то, что останется, разольём остальным.

— Правильно! — закричали все. — Пусть он только попробует не выпить! Когда я взял в руки кружку с вином и посмотрел на лица своих товарищей, то не увидел в их глазах ни грамма любви и сочувствия.

— Пей до дна! Пей до дна! — стали скандировать все хором.

Когда я выпил своё вино, все стали смотреть на меня со странным любопыт-ством, словно я был не человеком, а подопытным животным. Наверное так же внима-тельно смотрели когда-то студенты -медики на подопытных собак, когда всемирно известный российский учёный, профессор Павлов проводил над ними свои уникаль-ные опыты.
Наверное, бальзам действительно обладал какими-то лечебными свойствами, так как вскоре мой зуб перестал болеть и окружающий меня мир снова приобрёл ра-достные краски. Пробравшись на середину палатки, я сел перед товарищами на колени и попросил у них минуту внимания.

— Друзья! — обратился я к ним. — Если я в чём-то виноват, то простите меня, по-жалуйста! В моём недостойном поведении виноват не я, а мой больной зуб!

— Мы прощаем тебя! — ответили они мне.- Давай вылезай поскорее из палатки и присоединяйся к нам.
Веселился я потом с друзьями до самого утра, а потом, дружно зевая, все разошлись по своим палаткам. А мне не спалось, я сидел возле догорающего костра и молча радовался тому, что у меня не болит зуб, что у меня есть верные друзья, а по сему, поздравляю всех с Новым Годом!

 

Дмитрий СТАНАЕВ

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

@Mail.ru .