Второе Соло Соловьева. 4Б на Форканте запомнилось

Человек – “огонь в глазах” Александр Соловьев поделился эмоциями о соло-восхождении. Это круто:

Здесь уже был мой рассказ о восхождении в двойке с Илюхой на Джантуган. Но это старая история, прошло уже больше 10 лет. Перечитывая его, мне кажется, что писал это какой то чужой человек, с непонятными мне мечтами и стремлениями. А теперь расскажу о соло-альпинизме.

Зачем лез соло

В альпинистском сообществе отношение к соло разное. Кто-то за, кто-то против, кто-то очень резко против. Я же считаю, что путь человек выбирает сам. Многие солисты скажут, что, чтобы ходить соло, нужна серьезная спортивная база, большой опыт, психологическая устойчивость. Я не буду с этим спорить.

Мне лишь кажется, что главное – это определенное внутреннее состояние, в каком то смысле иррациональное, когда хочешь остаться один на один с собой и мечтой. Хочешь пройти по узкому мостику без перил над пропастью ради только ощущения этого баланса на грани. Это, наверное, не совсем разумно. С другой стороны, на неразумные поступки способны лишь разумные существа.

Будет 9 веревок на 4Б

Я решил пройти соло маршрут 4Б на Форканте (Крым). Это девять веревок не самого простого лазания, часть из которых я ходил, в качестве общих участков с маршрутом 5А “КПК”.

До этого я сходил соло 2Б (мое первое роуп-соло на альпинистском маршруте). После 2Б я пробовал сходить маршрут 3Б на Челеби. Я подошел под него, но не решился его полезть. Друзьям сказал, что забыл реверсо. Тогда у меня небыло гри-гри, и страховался при помощи хитроумной системы, основанной на режиме автоблока реверсо. Под тройкой я долго сидел. Часа два наверное. Чем долше ты на что то решаешься, те меньше шансов, что решишься.

Под четверку я подошел после обеда (до обеда был дождь). У меня была одна веревка. Поворачивать назад я не собирался. Быстро нацепил все железки, собрал веревку в дополнительный рюкзачок, повесил его на спину, привязал конец веревки за кусты, пропустил ее через хитроумную систему, которая, как я надеялся, поймает меня в случае срыва. И начал работать.

Первые две веревки был мне знакомы. Камин, угол, карнизик, знакомая зацепка за карнизиком, до которой надо тянуться максимально далеко (не знаю, как тут лезут люди ниже меня ростом). Вылаз на плиту, пару равновесных движений и я у сосны, на которой делаю висячую станцию. Встаю на самостраховку, закрепляю конец веревки на станции, вешаю на станцию рюкзачок. Щелкаю реверсо в веревку, и еду вниз, доставая из скалы все железо.

Внизу отвязываю от кустов веревку, беру основной рюкзак, щелкаю жумар и кроль в веревку. Кроль несколько лет назад мне одолжил Александр Юков, и я так до сих пор ему его не вернул. Жумарю к станции, встаю на самостраховку, выбираю веревку, укладваю ее в дополнительный рюкзачек. И так мне надо будет сделать еще восемь раз.

Сожрать все и ломить налегке

Вода кончилась у меня на четвертой веревке. Там же я съел перекус. План был прост: “Сожрать все и ломить налегке”. На одном из дюлферов, сверху прилетело несколько камней, видмо сброшенных веревкой. Я сам не понял как, но качнувшись из стороны в сторону, увернулся от всех.

Было не по себе. Натянутая веревка перебивается очень легко, а верхняя страховка в соло не предусмотрена. В случае травмы некому помочь и некому звать на помощь. Никто не подменит тебя если ты не можешь лезть первым дальше. Ты один на один с обстоятельствами, часть из которых не контролируешь. С тобой лишь то, что толкает тебя дальше. Огонь в глазах (ну или шило где).

Темнеет. До верха остаются две не самые сложные веревки. Руки висят как плети, хочется пить. Разум будто затуманен. Не чувствуешь ни чего, кроме усталости и жажды.
Понимаю, что засветло не вылезу. Фонарика нет. Звоню Андрею Андрееву. Прошу встретить меня наверху с фонариком. От места где мы жили до вершины Форканта можно дойти за полчаса по тропе.

Голоса в темноте… и фонарик

Лезу последнюю веревку уже в темноте. Сверху слышу Андрея Андреева и Александру Ванчурину. Они предлагают скинуть мне веревку. Не раздумывая отказываюсь. Голова уже не работает. Вылазаю на верх, беру у Дрю фонарик. Дрю не принес воду. Вспоминаю, как когда то, в седловине Эльбруса мы с Дрю очень хотели пить, и меня угостил водой спускающийся альпинист. Я выпил все даже не вспомнив про Андрея рядом. Карма наверное. Наверху туман. Осталось дюльфернуть в темноту и зажумарить. Все делаю как автомат.

Я до сих пор не понимаю, как Дрю нашел путь с яйлы в тумане и в темноте. Вернувшись в кемпинг, я буквально присосался к крану с водой.
Наверное, я не был готов к этому восхождению. Мне пришлось преодолевать себя. А это не правильно. Преодолевать себя надо на тренировках. В горах надо быть готовым.

Потом мне подарили гри-гри, и я лазал уже как все солисты. Но сложнее этого восхождения в одиночку я больше ничего не вылез.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *