Зима 2012, много ветра под Казбеком

В декабре 2011 года я Денис Петин вместе с Антоном Кожуновым и Александром Соловьевым – это такие пензенские альпинисты собрались идти на Казбек. Зимой. На пятитысячник. Да, мы тогда были молодыми и горячими, такая задача казалась по плечу. А может даже и ещё ниже: как море, по колено.

Готовимся на зимний Казбек. Мышь

По колено, не по колено, но готовиться всё-таки мы готовились. Один раз даже вышли на Бурчихинскую поляну и переночевали в палатке. А перед этим я как раз купил пластиковые ботинки, и заодно проверил, как в них ходится.

Ночёвка прошла штатно: пришли затемно, сготовили на горелке еду, поели, легли спать, утром собрались, надели ботинки и пошли в Пензу.

А спустя неделю у меня из новеньких пластиковых ботинок, когда я их стал переворачивать, выпала дохлая мышь! Как она там оказалась и почему умерла именно в ботинке, до сих пор осталось загадкой.

Вот так, восхождение ещё не началось, а такой неординарный знак. Что-то не к добру…

Идем мы в горы к ледникам. К Казбеку

30 декабря. Приехали в посёлок Кармадон и идём по грунтовой дороге в горы, к снегам и ледникам. Хотя рюкзак тяжёлый, хочется идти быстро, вперёд, к большому, красивому и манящему. Проходим селение Тменикау. На завалинке сидит дед-осетин и спрашивает: “Ребята, куда вы собрались?” – “На Казбек”, – с плохо скрываемой гордостью за самих себя, отвечаем. “Хм, на Казбек? Да Вы же не дойдёте.” – сказал старик. Его слова услышал только Антон, а мы “на парах эйфории” уже ушли вперёд.

В этот день до горячих природных ванн на 2200 мы не дошли. Вечером поднялся сильный ветер. На палатку давило и были опасения, что она порвётся. Мы подпёрли подветренный вход рюкзаками, успокоились и легли спать.

Рюкзак, полочка и заброска

1 января 2012 года. Мы на склоне Геналдонского ущелья, проходим пояс разрушенных скал. Неожиданно началось лазание. Хоть уклон и чуть больше 45 градусов, но держаться руками за скалы приходится. Вроде бы ерунда, но с учётом 30 килограммов рюкзака за спиной делать неверных движений не хочется. Впереди лезет Саша Соловьёв, а я упираюсь каской в его рюкзак и подталкиваю его. Да, такому в альплагерях не учат.

Вылезли на какую-то узенькую осыпную полочку, сняли рюкзаки, соображаем. Потом кончили соображать, и вновь надо было надеть на себя рюкзак. Я знаю несколько способов надеть рюкзак, который не можешь поднять. Но ни один из этих способов на узкой полочке не работает. Боролся я с рюкзаком, боролся, и всё-таки победил и взгромоздил на себя. Меня даже Саша похвалил.
Дальше ещё немного скользских узких полочек, и мы вылезли на широкие ровные ночёвки на 3100.

3 января. Поднимаемся по пологому осыпному склону на ночёвки 4200 на плато под пиком ОЖД. Под ногами средние камни, лишившиеся подвижности, потому что схвачены морозом. Небо серое, камни серые, без снега, дует порывистый ветер. Один из порывов был такой, что я покачнулся и потерял равновесие, но успел упасть боком на склон, чтобы не опрокинуло в другую сторону вниз головой.

Рюкзаки тяжёлые и мы на разрушенном гребне где-то на 3800 решили организовать заброску. Положили под камни почти все подукты, газ, хотели поставить на ночёвках на 4200 палатку и в этот же день поднять заброску.

Денис Петин и Александр Соловьев

Перед выходом к ночёвкам 4200 на плато надо обойти скалы пика ОЖД слева по крутой неустойчивой осыпи. Её мороз не взял, и камни вываливаливались из-под ног. Местами, наоборот, был склон из мелкой осыпи, она смёрзлась и не поддавалась давлению ботинка. Антон и Саша как-то быстро проскакали через этот участок и уже были на нормальной тропе. А я заковырялся. Камни уезжали из-под ног по замёрзшей мелкоосыпной подложке, был в самой малости от того, чтобы поехать по мороженному конгломерату вниз за камнями.

Глупая ситуация: стоишь в раскорячку на осыпи, не можешь сделать движение. А ребята стоят в 50 метрах, смотрят на тебя и ждут, а Саша уже начал махать ногой. Я боролся, пытался найти чуть более надёжные места для следующего шага. И прошёл этот участок. Саша Соловьёв меня опять похвалил.

На 4200. Ветер. Казбек за туманом

Казалось, что на плато ждали победа и отдых, а на плато нас встретил ветер. Сильный, пронзительный и беспощадный. Каким-то чудом быстро поставили палатку и запрыгнули в неё. С трудом застегнули молнию входа, так как палатку раздувало ветром изнутри. Саша принялся растирать свои мороженные ноги. Палатка страшно хлопала и шаталась. Решили держать подветренный склон палатки спинами, чтобы не сломало дуги…

Денис Петин

Вечер. Стемнело. Ураган не стихает. Сидим в пуховках и держим скат, чувствуем удары порывов ветра на себе. Холод от ската проходит через пуховку до тела. Хочется есть, но готовить негде. Что будет дальше, непонятно. Надеемся, что ветер стихнет. Ночью будем спать по очереди: “двое держат, один спит”.

Ночь с 3 на 4 января. Моя очередь спать. Я залез в спальник с головой. Просыпаюсь от нехватки воздуха. Судорожно пытаюсь найти выход из спальника и не могу его найти. У меня паника! А, вот же дырка! У-х-х, и в этот раз пронесло!

Антон Кожунов

4 января 2012 года. Утро. Ветер стих. Сготовили жиденький суп из лапши без мяса: к счастью Антон взял с собой наверх 1 баллон газа. На плато видимость – 20 метров, идёт снег. Саша сказал: “Пока гора отпускает, надо валить вниз”.

Рюкзак, осыпь, я не зарубаюсь

5 января 2012 года. Утро. Небо ясное. Ветра нет. Прекрасные виды побелевших гор. Мы вчера спустились до ночёвок на 3700, по пути забрав заброску, нормально поужинали, а сегодня позавтракали. По идее можно было бы сделать попытку номер 2, но бравые пензенские альпинисты пойдут вниз. Антон и Саша настроены спуститься сегодня до ванн.

Я не чувствую в себе сил. Я бы хотел спуститься до 3100, там переночевать, а с утра пройти пояс скал и спуститься ниже.

5 января. Время около 14:00. Прошли ночёвки на 3100 и подходим к поясу скал. Мы вышли приблизительно туда же, где поднимались. Антон с Сашей решили вешать верёвку, нашли какой-то выступ скалы. К нему надо подойти косым траверсом по 40-градусному заснеженному склону. Я начал спуск, у меня кошка зацепилась за гамашу, я упал на бок и начал съезжать вниз. А ниже склон становился круче, переходя в снежный кулуар, который спускался до самого ледника.

Попытки зарубиться ни к чему не привели. Чтобы зарубиться, надо перевернуться на живот, оттолкнувшись от склона локтём. А я не доставал до склона, так как лежал на рюкзаке. Да и попробуй переверни этот рюкзак, тут нужен резкий рывок, а у меня нет сил.

Александр Соловьев и Денис Петин

Проехал я так метров 20 и неожиданно остановился. Оказывается, Антон успел подбежать и удержал меня руками снизу.

Теперь Антон с Сашей решили сделать для меня подводящие перила. Снизу зацепили за петлю на выступе, с которой собрались дюльферять. А наверху Антон закрепил верёвку на себе, сел и упёрся пятками в склон. Вот это, я понимаю, надёга! Я спустился, стараясь не касаться подводящих перил.

Антон дюльфернул вертикально вниз. Мы с Сашей стояли на полочке возле выступа и держали ледяными пальцами петлю, чтобы она не соскочила с выступа. Меня пробрала мощная дрожь: то ли от холода, то ли от запоздало выделевшегося адреналина. Вот это, я понимаю, альпинизм! Вот это по-настоящему!
Мы сдюльферяли, а Антон поднялся и спустился лазанием, так как сдёргивать у нас было нечем. Затем было ещё полверёвки дюльфера, потом некрутой снег, ледник и ванны.

Горячие ванны и снежные склоны

5 января. Вечер. Мы лежим в горячих ваннах, над нами звёздное небо, подсвеченные луной снежные склоны. Здесь ветра нет, а наверху опять поднимается буря. Мы общаемся с осетинским альпинистом, поднимавшемся в 1996 году на Эверест, Юрием Прояевым и создателем сайта о горах Осетии Эдуардом Манукянцем.

Юрий рассказывает, как за выходные успевал сходить на Казбек в режиме “От Владикавказа до Владикавказа”, как водил на Казбек зимой 13-летнего сына, как спускался по снежному кулуару (куда я чуть не улетел) на пятой точке. Он сказал, что зимой лучше ходить с ночёвок на 3700, так как на плато на 4200 метрах часто сильный ветер.

6 января. Утро. На ваннах сильный ветер. С трудом собрали палатку, под колким снегом уложили рюкзаки и пошли в Кармадон.

8 января 2012 года. 22:00. Мы на саратовском ж/д вокзале, прямого поезда из Владикавказа до Пензы нет. За нами приехал Максим Купцов и Юля Пенкина, которая теперь Кожунова. Никогда не думал, что за мной могут приехать на машине в другой город. Ночью уже были дома.

Денис Петин
фото: Антон Кожунов

О восхождении на Казбек: Там высоко нет никого…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *