Солёные ветра гигантской впадины Карашор

Как мираж в соляной пустоши Западных Каракумов возникает тень ушедшей реки – пустое русло Узбоя. Здесь Амударья когда-то пробивала себе путь к Каспийскому морю. Некоторые участки русла заполнены водой, образуя цепь солёных озер, грязи которых считаются целебными. Древняя река оставила след и под землёй, напитав её водой на сотни лет вперёд.

По пути приходится несколько раз пересекать русло, проехать через насыпную дамбу, любуясь такырами, солончаковыми понижениями, грядами высоких барханов. Пустыноведы говорят, что в Центральных Каракумах и Прикаспийских пустынях можно увидеть все виды характерных ландшафтов, так называемые типы пустынь. А также их причудливые сочетания, включая контрастирующие с этими пейзажами оазисы.

В Западных Каракумах есть непересыхающее озёро Ясхан, питаемое пресноводной подземной линзой. Но чаще всего выходящая на поверхность вода – солёная. Среди таких озёр – Комек рядом с курортом Моллакара. В отрогах Большого Балхана есть источники, которые содержат целую линейку минералов. Порой такие ключи термальные, как в местечке Кара-Чагыл, обустроеном как здравница местного значения. Такие уголки пустыни можно пересчитать по пальцам. А в основном, облик Каракумов – безбрежный океан песка, бесконечные гряды барханов, медленно двигаемые ветром. Пустыне не откажешь в ландшафтной оригинальности, а скудность влаги, резкая смена дневных и ночных температур не лишает её очарования.

При пересечении земляного перешейка, с обоих сторон которой стояла вода, вдалеке видится синяя гладь рукотворного Туркменского озера – накопителя дренажной воды. Свернув в сторону от манящего «миража», транспорт устремился к мосту, где Дашогузский коллектор соединяется с Главным. Эти водные артерии и питают озеро. Отсюда к северу простирается равнинное плато Капланкыр. Плато обрамляет впадину Карашор с восточной стороны.

Гигантская чаша впадины Карашор

Ещё некоторое время приходится «нырять» среди барханов. Наконец, остановка у края впадины. До дна этой пропасти словно рукой достать. Но на самом деле сложенный из твёрдых пластов слоистый, как пирог, борт составляет высоту в сотню и более метров, местами до 250. Эта безводная сейчас «пасть» может принять дренажно-коллекторные воды немерянного объёма.

Противоположный борт впадины терялся вдали, совершенно растворяясь в пыльной дымке. Визуально, трудно принять, что всё это пространство – впадина, так как она гигантская. Вытянулась в длину на 120 километров, в ширину – на двадцать. Глубина ее самой низкой точки относительно уровня моря — минус 28 метров.

Здесь, на обрывистых чинках, есть «полки» и «ниши», где устраивают гнёзда хищные птицы. В сумерках на прилегающей равнине начинают мелькать лисы и корсаки, зайяц-толай. Был замечен «краснокнижный» медоед.

Сверху древние соли, скопившиеся в понижениях, видятся совершенно белыми солончаками, а иногда – чёрными с участием глин. С дождями низины ненадолго заполняются водой. Стоя на краю обрыва, можно вдохнуть солоноватый ветер. Его резкие непрекращающиеся порывы свистят среди склонов и выступов гулким тревожным напевом.

Внизу ютятся выносливые деревца чёрного касаула, полыни, солянки. Среди них бродят верблюды. Как они туда попали? Оказывается, обрывисты борта впадины с севера, а с пологой южной стороны внутрь можно заехать на машине. Там также увеличиваются глубина впадины и минерализация грунтов, которые порой буквально сложены из древних слоёв соли.

В этих безлюдных местах бывают лишь самые смелые чарвадары -пастухи. Они и накатали дорогу от впадины до колодца «Гёкленгуи», который устроен в труднопроходимых песках массива Учтаган. Вокруг – безжизненное пространство, иссушенная почва, редкие кустики солянок и полыней. Вот и вся растительность при минимальных осадках и крайне скудной почве, состоящей из гипсов и глин.

Пустынные наследники влажного климата

В составе геоботанических экспедиций окрестности Туркменского озера «Алтын асыр» исследовал заместитель директора Национального института пустынь, растительного и животного мира, кандидат биологических наук Пирли Кепбанов. Он пояснил, что окрестности впадины Карашор и южного Предустюртья отличает суровый климат, крайняя степень засоления почв и отсутствие естественных источников воды.

Но даже в таких местах имеется свой особенный мир живой природы, сложившиеся экосистемы. Среди любопытных растений этих мест – ежовники (биюргун и ольдурек), курчавка, тетир, кевреик. Из редких – спаржа, саксаульчик Лемана. Вся здешняя растительность приспособлена к недостатку влаги в почве, сильному испарению, высоким летним температурам, на что потребовались миллионы лет эволюции.

Каракумы признаны резерватом естественной эволюции. Время влажного климата этих мест восходит к неогеновому периоду. Тогда воздвигнутые альпийским горообразованием хребты перекрыли доступ влажных южных ветров к равнинам Центральной Азии. Населявшие эти земли вечнозёленые растения, близкие сородичи растущих ныне на берегах Средиземного моря, постепенно вымирали. А другие виды выработали механизмы приспособления. В результате здесь сосредоточились странные формы жизни. Из растений сохранились лишь более адаптированные к изменившимся условиям.

Пустыня ждет исследователей, которые восстановят картину трансформации природы, определят по ископаемому материалу обитателей моря Тетис, берегов блуждающей пра-Амударьи.

Елена Долгова,
фото: Пирли Кепбанов

Karavan

Karavan

Елена Долгова - журналист, популяризатор красот Копетдага, Койтендага, Каракумов и бережного к ним отношения. Блог | Об авторе

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

@Mail.ru .