На Саблю в Приполярном Урале: за и против

Приполярный Урал – это не большие горы. Скорее, малые. Здесь нет километровых отвесов, обрывистых скал, протяжённых ледников. Приполярный Урал притягивает другим. Чем?…

Пасмурным оттепельным утром 16 марта 2019 года мы собрались на вокзале Пенза I и отправились на Приполярный Урал. Мы – это Денис Петин, Антон Кожунов и Олег Бородин. Наша цель – сделать лыжный подход к горам Приполярного Урала, к Саблинскому хребету и совершить восхождение на вершину Сабля.

12 часов до Москвы, там пересадка, ещё более суток в поезде, и мы в городе Печора. На улице всё та же предательская оттепель. Через час, не доехав до деревни Аранец (в 6 км от более крупной деревни Конец Бор), мы начали наш маршрут.

На дороге к деревне Аранец. Старт маршрута
На дороге к деревне Аранец. Старт маршрута

18 марта

Маленькая деревенька Аранец ютится на берегу великой, сейчас замёрзшей реки Печора. От деревеньки на восток в еловый лес уводит накатанная снегоходная дорога. Нам по этой дороге предстоит пройти за 2 дня более 50 км до Аранецкого перевала. За нас играют хороший снегоходный след, узкие, а значит быстрые лыжи с насечкой и, конечно же, начищенная за три месяца пензенской зимы, и поэтому блестящая физическая форма.

Но уже на третьем километре маршрута что-то пошло не так. А именно, мы повернули не туда. Снегоходный след пропал, но появилась какая-то лыжня. Эта лыжня вывела на лёд реки Вертная, повторила несколько изгибов реки и, наконец, закончилась у лунки рыбака. А дальше надо топтать снег. Ну ничего страшного, нам не привыкать. Прошли пару поворотов, а затем по глубокому и рыхлому снегу выскреблись на берег. Дальше по лесу между елей, и вот мы снова на широкой просеке.

Рыбацкая лыжня на реке Вертная
Рыбацкая лыжня на реке Вертная

Пока всё нормально. Мы на одном из двух вариантов маршрута Аранецкого тракта, которые указаны у меня на карте. Правда, карта 2004 года. Но что здесь может измениться…

Через километра 4 мы увидели на дереве информационный щит с нарисованной линией маршрута до Аранецкого перевала, а также стрелочку влево, и решили, что нам пора повернуть. И тут из нашей команды выбыл игрок под названием «снегоходный след» и, как оказалось, надолго. Затем потерялась и просека. Но за нас – часы Олега, а в них карта с загруженным треком. Да-да, тем же самым, 2004 года.

Олег нашёл просеку, но она давно не езжена, местами перегорожена упавшими деревьями. Да-да, это тот самый Аранецкий тракт (один из двух вариантов) 2004 года. Да тут ещё и плавный набор высоты. Ну что же, нам вперёд, и немножко вверх.

Где-то через час я почувствовал, что моя блестящая физическая форма как-то потускнела. Оглядываясь назад, я понял, что у Антона тоже не всё лучезарно. Ощущения такие, что нашим сдерживающим фактором является рюкзак. Нет, он вообще-то за нас, греет и содержит запас прочности, но, вот дилемма, в данный конкретный момент он явно играет против! Олег же сумел договориться с рюкзаком, и теперь он был впереди и тропил по большей части он.

Но у нас ещё оставались очень сильные союзники. Конечно же, многолетний опыт разного рода походов и восхождений. Ну и… пара плиток шоколада.

Ели сменялись белыми пятнами болот, километры, нехотя, сдавались один за другим под нашими лыжами.

Около 16:00 мы вышли на большое белое пространство, которое летом является опасной топью. И тут нашёлся снегоходный след.

После замёрзшей топи вновь начался лес. Смеркалось. Антон сказал: «Дайте мне еды и бросьте меня». Мы с Олегом согласились.

Снегоходный след в лесу по каким-то причинам начинает бугриться и превращается в гребёнку. У меня, придавливаемого рюкзаком, забираться на бугры остаётся всё меньше и меньше сил. И опять белое поле-болото, и опять лес.
Уже давно стемнело. Вообще-то можно было бы и поставить палатку. Ах, ну да, мы же идём до избы.

На середине пути, в 30 км от деревни Конец Бор есть изба Кушник, она обозначена на карте, той самой, 2004 года, трек по которой у Олега в часах. Изба должна быть на тракте, и дорога должна привести к ней.

Время уже около 19:00. Рюкзак истязает мои плечи, а избы всё нет. Сзади неожиданно возник Антон. После еды у него добавились силы, он отказался быть брошенным и догнал нас. У Антона хорошее настроение, ведь он скоро придёт в избу, растопит печь.

Часы Олега говорили, что изба должна уже вот-вот быть. Он убежал вперёд, чтобы растопить печь, но почему-то развернулся и возвратился к нам. Снегоходный след идёт не туда, он проходит в 2 км южнее избы. Значит, палатку?

Олег не сдаётся, он пошёл по тёмному искать проход по азимуту через приполярный лес. Вышла луна. Снег заискрился. Можно отдохнуть, поставить чай, посмотреть в небо. Тихо. Хорошо. Спокойно.

Через полчаса Олег вернулся. Желание пробиваться к избе через ночной лес по азимуту у него пропало. Ну вот и отлично, значит, в палатку. Дошли до ближайших деревьев, расположились, поели. В 22:00 отбой. Да, хорошо на Приполярном Урале. Мне нравится!

19 марта

Утром к нам зарулил мужик на снегоходе и удивился, почему мы не дошли до избы, ведь до неё же по дороге-снегоходному следу осталось 2 км.

Оказалось, что сразу за той группой деревьев, в которой мы расположились на ночёвку, дорога поворачивает на север и подходит к ручью Южный Вертный, около которого и поставлена изба. Собравшись, мы быстро добежали до неё. Изба называется Кушник, она достаточно большая, человек на 15, с печкой. Мы оставили в избе часть продуктов на обратную дорогу и пошли дальше.

Снегоходка какое-то время шла по лесу, а затем стали преобладать открытые пространства. Слишком тепло, наверное, градуса 4 тепла. Начался подлип, лыжи стали останавливаться. Пришлось запарафинить лыжи полностью, включая насечку. Вот и ещё один наш козырь – лыжи с насечкой – оказался бит.

По Аранецким болотам: солнце и подлип
По Аранецким болотам: солнце и подлип

Облачность стала подниматься, и на одной из полян впереди мы увидели проступившие из облаков контуры гор. То самое волнительное и манящее чувство, дающее силы идти вперёд, вновь возникло внутри. «А всё-таки как хорошо здесь», – подумал я.

Далее снегоходка уже шла преимущественно по болотам, т. е. на данный момент по заснеженным ровным полям. Облака поднялись ещё выше и открылся Саблинский хребет. Он весь белый, весь. В основном линии склонов довольно плавные, но в центре хребта торчит скальная башня Сабли. Удивительно и необычно ещё и то, что Саблинский хребет вздыбливается из болот сразу, без предгорья, и виден весь, как в высоту, так и в ширину.

Саблинский хребет в одном кадре
Саблинский хребет в одном кадре

Сам Аранецкий перевал – это широкое плоскогорье, которое лишь на 200 метров выше окружающей местности. Под вечер мы залезли на него и поставили палатку около поста спасателей.
На Аранецком перевале долгие годы давала тепло и кров туристам-лыжникам изба «40 окладов», но этой зимой она сгорела.

Всё небо опять заволокло. Если ночью распогодит, то завтра пойдём на восхождение. Я проконсультировался со спасателями, получил у них рацию. Теперь спать…

20 марта

Ночью не распогодило. Рассвет нас встретил низким серым небом и шуршащим по тенту палатки снегом. Почему-то вспомнились истории про то, как люди 5 раз ходили в поход на Приполярный Урал, но при этом так ни разу и не увидели Саблю. Ну, нам ещё повезло, мы хотя бы её видели.

Ближе к вечеру мы с Олегом одели лыжи и прогулялись по окрестностям: пересекли лежащее чуть ниже поле и начали подъём по редкому лесу в сторону Сабли. До неё ещё 5 км подхода, а затем начинается собственно маршрут на вершину. То ли парафин уже стёрся с насечки, то ли снег нужной консистенции, но отдачи на подъёме нет.

Спуск был быстрый и приятный. Завтра будем пробовать при любой погоде.

21 марта

Утром опять серое низкое небо. Собрались, пошли. Поднялись под склон хребта, пошли вдоль верхней границы леса – мимо низеньких корявых берёзок и лиственниц. Тут дует ветер, температура чуть ниже нуля. Видимость – метров 100. Где нам начинать подниматься – абсолютно непонятно.

Благодаря часам Олега выбрали начало подъёма и пошли вверх на лыжах: где ёлочкой, но больше лесенкой и косым траверсом. Снег уплотнён ветром и поэтому держит.

Это мой первый опыт подъёма на гору на лыжах. Движемся медленно, маленькими шажками. Но набор высоты так или иначе происходит.

Вскоре мы погрузились в густое молоко. Снег под ногами сливается с туманом, ориентироваться очень сложно. Наша примета – это кулуар, который выводит к озеру под склоном Сабли.

В определённый момент мы поняли, что мы в неявно выраженном кулуаре, и сменили косой траверс на подъём строго вверх. Снег стал рыхлый и мы буксовали на месте, пытаясь уплотнить лыжами себе ступени. Затем мы сбились и ушли выше и правее озера. Траверсом вернуться к началу маршрута нельзя, так как озеро находится в скальном полуцирке с обрывистыми стенами.

В тумане очень сложно распознать заиндевелые скалы, и мы чуть было не попали на них. Пришлось спускаться вниз в кулуар и ждать, когда туман хоть на минуту раздует. Вскоре это случилось: открылся проход между скалами, и мы поспешили быстрее заскочить в него.

Озеро – это просто заснеженное пятно. Склона Сабли не видно, даже когда туман внизу отступил и открылась панорама лесов и болот Приполярного Урала. Совершать восхождение в таких условиях мы не будем: это небезопасно, да и просто непонятно, куда лезть. Посидели за камнем с полчаса и начали спуск.

Леса и болота с перемычки перед озером под склоном Сабли
Леса и болота с перемычки перед озером под склоном Сабли

Длинный и пологий склон позволяет получить удовольствие от спуска на лыжах. Да и облачность поднялась, теперь видно, куда едешь, и панораму вокруг.

В 13:00 по-местному времени были в лагере. После обеда и отдыха мы с Олегом решили прокатнуться на лыжах за Аранецкий перевал, в долину реки Седью. Как раз туда проехала группа снегоходов и уплотнила снег. Несмотря на низкую облачность и периодические заряды мокрого снега 20 километровый лыжный забег доставил исключительно приятные и положительные впечатления.

Наше время заканчивается, завтра уже пора выдвигаться обратно.

22 марта

Погода опять тёплая и хмурая. Опять подлип. Опять запарафинили насечку.

Мы разделились: Олег с более лёгким рюкзаком убежал вперёд, а мы с Антоном не спеша и с передышками пошли следом. Саблинский хребет все дальше.

На середине пути встретили мужика на снегоходе, который заезжал к нашей палатке тремя днями раньше. Он вёз сноубордистов на Аранецкий перевал. Мужик предложил нам оставить рюкзаки здесь, а он на обратном пути их заберёт и привезёт на Кушник. Антон решил так и сделать, а я свой рюкзак оставлять не стал.

Теперь мы и с Антоном разделились. Он без рюкзака движется быстрее и вскоре скрылся из вида.

В 15:00 мы собрались все вместе в избе. В ней никого не было, и вечер мы провели всё так же втроём.

Изба Кушник
Изба Кушник

23 марта

Вышли мы пораньше и опять разделились. Я иду последним и есть возможность полностью погрузиться в бескрайние просторы Приполярного Урала. Однако от умиротворённого состояния отвлекают отдача лыж и вес рюкзака на плечах.

Собрались мы на широком болоте, обозначенном на карте «Опасная топь». Здесь мы в этот раз, следуя снегоходному следу, взяли севернее. Дорога пошла по просеке вниз, и ближек полудню вывела на лёд реки Вертная.

Мы уходим от гор, и, как и следовало ожидать, над нами появилось солнце и голубое небо. Снегоходный след вёл нас по реке и в какой-то момент ушёл вправо в лес. Прямо по реке была лыжня. Мы ещё какое-то время двигались по ней, затем стали срезать излучины и в определённый момент вылезли на берег, чтобы попасть обратно на снегоходный след.

Вскоре нашлась попутная охотничья лыжня, потом снегоходка, и мы вышли обратно в Аранец.

Лыжня близ деревни Аранец. Возвращение
Лыжня близ деревни Аранец. Возвращение

Итак, поход закончен. Осталось ответить на вопрос: чем же нас манит Приполярный Урал? Он манит белизной и чистотой снегов, широтой и простором тайги и болот. Да, в этот раз «против» Приполярного Урала перевесило все наши усилия. Будем надеяться, что это было не последнее его слово.

Денис Петин

Альпклуб «Пенза»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

@Mail.ru .